Главная » 2015 » Январь » 11 » Одобрял ли Бог церковь времён императора Константина?
10:46
Одобрял ли Бог церковь времён императора Константина?

 

       У меня есть привычка иногда заходить на российский портал Credo (http://www.portal-credo.ru), где описываются события религиозной жизни в России и не только. Там я решил прочитать материал, озаглавленный как «Церкви мешает ожирение. Протодиакон Андрей Кураев рассказал рязанской газете о проблемах современного миссионерства».

(http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=110708&topic=582).

       Среди прочего небезызвестный А. Кураев говорит следующее: «Слишком хороший, жирный подарок сделал нам император Константин в 4 веке, и мы им подавились. В церкви завелось много церковной собственности, и центр церковных забот и хлопот резко сместился… Есть замечательные слова святого Иоанна Златоуста: «Как слишком большая обувь натирает ногу, так слишком большое жилище натирает душу». Не надо быть святым «нестяжателем» Нилом Сорским, чтобы обратить внимание на очевидные вещи: Как только у тебя появляется большая собственность, земля, недвижимость и так далее, то уход за ней и забота о сохранении своего права собственности на нее, начинают пожирать твоё свободное время, твои мысли, а значит, начинают влиять на способ твоего восприятия мира, на твою ориентацию в мире. И, наконец, на то, как тебя воспринимают - как епископа или как феодала, как священника или как прораба, как игумена или как субъекта хозяйственных отношений… Церковная собственность в истории Церкви сыграла роль топора, который Негоро подложил под компас корабля, ведомого 15-летним капитаном».

      После прочтения этого отрывка мне показалось (и не напрасно), что что-то подобное я уже читал.

      Оказывается, этот православный миссионер говорит, по сути, то же, что записано в 2-хтомной «Истории христианства» Хусто Л. Гонсалеса, а также книге «Раннее христианство: страницы истории» И.С. Свенцицкой. Итак, дадим слово авторам.

       Хусто Л. Гонсалес: «До времён Константина христианское богослужение было относительно простым обрядом… После же обращения Константина на христианских богослужениях появился отпечаток имперского величия. Фимиам, использовавшийся как знак уважения к императору, начал применяться и в христианских церквах. Священники, совершавшие до того времени богослужение в обычной одежде, теперь облачались в роскошные одеяния… Евсевий с радостью и гордостью описывает вновь построенные и украшенные церкви.  Но прямым результатом строительства таких церквей и проведения соответствующих им богослужений стало зарождение клерикальной аристократии, подобной имперской аристократии и столь же чуждой простому люду» [1,c.119].

        И.С. Свенцицкая: «В течение IV происходило дальнейшее укрепление церковной организации и официальное оформление церковной иерархии… В руках церкви скапливаются огромные богатства. К началу V в. она становится крупнейшим землевладельцем за счёт конфискованных владений языческих храмов, покупки земли и дарений» [2,c.180].

       Также  И.С. Свенцицкая в упомянутой её книге замечает: «… Церковь боролась со своим собственным прошлым. В этой борьбе она использовала государство: чиновников, доносчиков, солдат. Смысл союза церкви и императорской власти чётко выразил константинопольский епископ Несторий, сказавший правителю Восточной Римской империи Феодосию II: “Помоги мне против еретиков, а я помогу тебе против персов” (которые в это время вели наступление на восточные границы империи)» [2,c.179-180].

        А вот что пишет католический богослов Кристиан Тролль в своей книге «Вопросы мусульман. Ответы христиан»: «После Миланского эдикта (313 по РХ), предоставившего Церкви полную свободу и приведшего к тому, что вскоре после этого Церковь стала официальной религией империи, христианство было вовлечено в различные воинственные противостояния и сделалось ответственным за преследование и социальное давление на инаковерующих. В сущности, речь шла о политическом предприятии, лишь приукрашенном христианскими чертами для того, чтобы придать ему большую убедительность» [3,c.218]. Далее упомянутый автор замечает: «Вследствие поддержки, оказанной ей императором Константином Великим, Церковь вошла в столь тесные взаимоотношения с государством, что порою ей приходилось призывать к войнам, благословлять их и оправдывать» [3,c.223].

      Важно при этом заметить, что среди упомянутых авторов Хусто Л. Гонсалес и Кристиан Тролль являются верующими тринитариями.

      Цитаты подобного рода можно приводить без конца. Все они недвусмысленно указывают на то, что христианская церковь (как организованная форма поклонения) IV века не удовлетворяла важному критерию истинности церкви, установленному Христом, а именно – быть «не от мира» (Иоанна 17:14,16).

      В связи с отмеченным, а также в связи с тем, что, как известно, на руках Константина (почитаемого Православием в качестве святого и равноапостольного) кровь его жены, сына и племянника, а также то, что, как замечается в [1,c.117], «почти до самого дня своей смерти Константин продолжал исполнять функции языческого первосвященника», я не вижу в этих действиях причин считать его христианином, а также не могу считать церковь (как организованную форму поклонения) IV века (как и последующих веков) одобряемой Богом.

 

Список источников

 

1. Хусто Л. Гонсалес. История христианства. Том I. От основания Церкви до эпохи Реформации. – СПб.: «Библия для всех», 2001. – 400 с.

2. Свенцицкая И.С. Раннее христианство: страницы истории. – М.: Политиздат, 1988. – 336 с.

3. К. Тролль. Вопросы мусульман – ответы христиан / Пер. нем. – К.: Дух i лiтера, 2011. – 280 с.

 

Игорь Лысенко

igor.v.lysenko@gmail.com

Категория: Блог "Антибиотик" | Просмотров: 1115 | Добавил: Antibiotic | Рейтинг: 4.2/4